ВЛИЯНИЕ ЧАГИ НА РАЗВИТИЕ ПРИВИТОЙ САРКОМЫ МОП У КРЫС

April 29th 2019  |  Грибы Сибири, Здоровье, Иммунитет

Из госпитальной терапевтической клиники I Ленинградского медицинского института им. И. П. Павлова Л. П. Березина, П. К. Булатов и Ф. Я. Вандыгаева


Для того чтобы подойти к выяснению вопроса о характере действия чаги на развитие злокачественных опухолей у животных, мы провели опыты на 71 крысе. Им прививалась полиморфноклеточная саркома МОП. Прививка и последующие гистологические исследования проводились А. Ф. Кондратьевой под руководством проф. Н. А. Кроткиной в лаборатории опухолевых штаммов Института онкологии АМН СССР.
Все подопытные животные получали чагу лишь после того, как опухоли у них вполне сформировались и отчетливо прощупывались. В одной серии опытов лечение чагой начиналось в ранние фазы развития опухолей, через 5—8 дней после прививки, а в другой — в более поздние фазы развития опухолей, через 19—28 дней после прививки, когда опухоли достигали значительных размеров. В 5 случаях лечение началось при явлениях выраженного изъязвления и распада опухоли. Чага давалась из расчета в среднем по 1 мл 2% раствора на 100 г веса животного. Использовался таблетизированный препарат, приготовленный в Ботаническом институте им. В. Л. Комарова АН СССР.
Первые две серии опытов были проведены на 27 крысах. Наблюдения велись за общим поведением животных, длительностью их жизни и случаями рассасывания опухоли. В I серии прививка была сделана 15, а во II — 12 крысам. Через 5 дней после прививки в I серии и через 18 дней во II крысы были разделены на две группы: 18 крыс стали получать чагу, а 9 составили контрольную группу.
В течение месяца все контрольные крысы погибли от опухоли. Последнюю неделю жизни они отличались малоподвижностью, сидели все время прижавшись друг к другу, плохо поедали пищу, теряли вес. У 11 из 18 крыс подопытной группы опухоли в течение 3 недель лечения чагой рассосались.
Остальные 7 крыс погибли, прожив в среднем 35 дней. Все подопытные крысы были подвижны, охотно поедали молоко с чагой и другую пищу.
III серия опытов была проведена на 13 крысах, которым сделали прививку 20/11 1956 г. В контрольной группе было оставлено 5 и в подопытной 8 животных. Лечение чагой началось 6/Ш. У всех крыс производились систематические измерения опухолей для сравнения скорости их роста.
С этой целью все крысы были помечены и за каждой велось наблюдение.
В табл. приведены результаты наблюдений. Из данных табл. 1 видно, что все 5 крыс контрольной группы погибли от опухоли: 2 крысы через 24 и 25 дней, 1 - через 31 день и 2 — через 39 дней после прививки опухоли.
Средняя продолжительность жизни крыс контрольной группы была 32 дня. Из 8 крыс подопытной группы, начавших получать чагу через 14 дней после прививки, 2 погибли от опухоли через 38 и 41 день после прививки, а у 6 животных опухоли рассосались.
Помимо наблюдений за ростом опухолей, в III серии опытов с помощью прибора Мищука производились измерения кожной температуры непосредственно над опухолью, на бедре противоположной стороны и на спинке животного. Эти измерения у крыс контрольной группы показали фазные изменения температуры, что находится в соответствии с литературными данными (Л. Г. Находкина, 1954).
В первые дни после прививки опухоли кожная температура повышалась на всех исследованных участках, затем начиналось ее снижение. У крыс, получавших чагу, изменения кожной температуры до начала лечения чагой и в первые дни лечения имели тот же характер, что и у контрольной группы. Наблюдалось первоначальное повышение температуры и последующее ее снижение. В дальнейшем падение температуры обрывалось и наступал новый ее подъем.
IV серия опытов была произведена на 24 крысах, которым 2/IV 1956 г. были сделаны прививки. Опухоли появились у 19 животных, из них 7 было оставлено в целях контроля и 12 отобрано для лечения чагой. Лечение одной группы (8 крыс) было начато 13/IV через 11 дней после прививки, а второй (4 крысы) — 1 крысы 23/IV и 3 других 27/IV, т. е. через 21 и 25 дней после прививки опухоли. К началу лечения чагой у 8 крыс I группы опухоли имели размер от 144 до 874 мм2.
В таких же приблизительно пределах колебались размеры опухолей у крыс контрольной группы, что можно видеть из данных табл. 2.

Таблица 1
Развитие опухолей у крыс в III серии опытов
 
Таблица 2
Размеры опухолей у крыс в IV серии опытов к началу лечения чагой
 
    Все 7 крыс контрольной группы погибли от опухолей, тогда как у всех 8 крыс, лечение которых было начато через 11 дней после прививки, опухоли рассосались. У 2 из 4 крыс, переведенных на лечение чагой через 21—25 дней после прививки, опухоли рассосались, а 2 крысы погибли от опухолей.
Наблюдения за изменением размеров опухолей, проведенные в IV серии опытов, показали, что у крыс контрольной группы, не получавших чагу, вплоть до их гибели происходило непрерывное увеличение опухолей. У крыс же, переведенных на лечение чагой, рост опухолей в течение первых 7—14 дней продолжался, а затем происходило постепенное уменьшение опухолей до полного их рассасывания. Опухоли полностью исчезали после 4—5 недель лечения чагой у всех крыс, кроме 2, погибших от опухоли. У некоторых животных в ходе лечения чагой можно было заметить промежуточную фазу, когда, прежде чем началось прогрессирующее рассасывание опухоли, она то уменьшалась, то временно вновь увеличивалась (крысы № 49, 50, 53, 55).
Отдельно остановимся на результатах исследования крыс № 56, 57, 58, 59, лечение которых чагой было начато в поздние фазы развития заболевания. К началу лечения крысы находились в тяжелом состоянии, были малоподвижны, с трудом передвигались. Опухоли достигли значительных размеров, занимая площадь от 1200 до 3500 мм2. У 2 животных имелись явления наружного распада опухолей.
Крыса № 56. Лечение чагой было начато через 25 дней после при¬вивки, когда опухоль занимала площадь 1760 мм2. Лечение вызвало постепенное рассасывание опухоли, которая исчезла после 22 дней лечения.
Крыса № 57. Лечение началось через 25 дней после прививки, когда опухоль занимала площадь 1220 мм2. В течение первых 8 дней опухоль продолжала увеличиваться и к 5/V достигла 2400 мм2. 
Затем началось рассасывание опухоли, которая после 28 дней лечения исчезла.
Крыса № 58. Лечение чагой было начато через 21 день после прививки. Опухоль занимала в это время площадь 1550 мм2 и начала изъязв¬ляться. Лечение вызвало кратковременное незначительное уменьшение размеров опухоли, которая затем снова начала увеличиваться, и крыса погибла через 18 дней после начала лечения.
Крыса № 59. Лечение чагой началось через 25 дней после прививки.
Размеры опухоли к этому времени достигли 3500 мм2; наблюдались явления обширного изъязвления. Лечение продолжалось 14 дней, в течение которых опухоль быстро увеличивалась в размерах и затем привела крысу к гибели.
Приведенные случаи представляются нам интересными потому, что они показывают возможность благоприятного действия чаги даже при применении ее в поздние фазы развития болезни. При сохранившихся запасных силах организма, когда возможно достаточно длительное лечение, оно может, по-видимому, и в таких случаях привести к рассасыванию опухолей, как это мы видели у крыс N° 56 и 57.
В табл. 3 приводится сводка данных, полученных при про¬ведении IV серии опытов, где прививка была сделана 2/1V 1956 г.
Кроме измерения опухолей в IV серии опытов производилось также исследование сдвигов кожной температуры и электропроводности кожи.
Наблюдения за крысами контрольной группы показали, что развитие привитых опухолей сопровождалось двухфазными изменениями электропроводности. В первый период после прививки происходило повышение электропроводности, которое в дальнейшем сменялось ее снижением, свидетельствовавшем о нарастании сопротивления кожи.
У крыс подопытной группы сдвиги электропроводности носили иной характер. Лечение чагой прекращало падение электропроводности кожи и вызывало вторичное ее повышение.
После рассасывания опухоли показатели электрических свойств кожи приближались к исходным величинам.
У 2 крыс (№ 58 и 59), погибших несмотря на лечение, видимого рассасывания опухоли не происходило. Однако сдвиги в сторону вторичного повышения электропроводности кожи наблюдались и у них. По-видимому, и в этих случаях применение чаги не было безразличным: оно вызывало какие- то начальные изменения функциональных свойств организма.
Электропроводность тканей связана с состоянием их коллои¬дов, распределением электрических зарядов и проницаемостью тканей. Вследствие этого сдвиги электропроводности при лече¬нии чагой можно рассматривать как показатель происходящих изменений физико-химических свойств белковых тканевых коллоидов.
Исследование кожной температуры, проведенное в IV серии опытов, выявило тот же характер изменений, который наблюдался в III серии. Поэтому на описании выявленных изменений мы останавливаться не будем.V серия опытов была проведена на 7 крысах, из которых 6 подвергались лечению чагой. Прививка опухоли была сделана 18/VI 1956 г. и 16/VII началось лечение. Результаты опыта приведены в табл. 4. Контрольная крыса погибла от опухоли и метастазов через 40 дней после прививки. В подопытной же группе у 4 из 6 крыс опухоли рассосались в течение 25—40 дней лечения чагой. 2 крысы погибли после 16 и 19 дней лечения, через 43 и 46 дней после прививки опухоли. Представляет интерес крыса № 65, у которой опухоль к началу лечения была изъязвлена и размеры ее достигали 4800 мм2. Первые 5 дней лечения чагой опухоль продолжала расти (до 5200 мм2) и затем после кратковременного стабильного состояния она стала уменьшаться в размерах.
Таблица 3
Размеры опухолей крыс в IV серии опытов в разные сроки наблюдений
 
Таблица 4
Размеры опухолей у крыс в V серии опытов в разные сроки наблюдений
 
Через 3 недели после начала лечения изъязвление исчезло, а к 40-му дню лечения опухоль рассосалась. Общая сводка всех проведенных пяти серий опытов дана в табл. 5.
Таким образом, из 44 крыс, леченных чагой, погибли от опухоли 13, а у 31 крысы опухоли рассосались. В то же время все 22 крысы контрольной группы погибли от опухоли и мета¬стазов. Погибшие крысы подопытных групп жили несколько дольше контрольных.
А. Ф. Кондратьевой было проведено гистологическое изу¬чение опухолей, размеры которых начали уменьшаться во время лечения чагой. В опухолях отмечались внутренние микронек¬розы, продукты которых подвергались постепенному рассасы¬ванию. Это и вело, по-видимому, к уменьшению опухолей.

Таблица 5
Сводка результатов всех пяти серий опытов

 
Изложенные результаты экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что чага оказывает определенное влияние на организм крыс с привитой саркомой МОП. Это влияние сказывалось прежде всего в том, что у многих подопытных животных происходило полное рассасывание привитых опухолей; в то же время ни у одной из крыс контрольной группы такого рассасывания в наших опытах не отмечалось. Кроме того, под влиянием чаги у леченных ею животных происходили сдвиги функциональных свойств организма, отличные от тех, которые наблюдались у контрольных животных.
На примере исследованных нами физиологических показателей кожной электропроводности и кожной температуры — можно было видеть, что лечение чагой приостанавливало падение функциональных свойств организма, столь характерное для поздних стадий развития злокачественных опухолей. Более того, у многих животных отмечалось последующее повышение функциональных показателей, указывающее на подъем функциональных свойств организма, происходящий при более дли¬тельном лечении чагой. Сопоставление наших данных с при¬веденными в литературе позволяет считать, что в ходе лечения чагой фаза функциональных сдвигов, при которой в обычных условиях уже не происходит самопроизвольного рассасывания опухолей, в условиях лечения чагой переходит в фазу, характеризующую более ранний период развития опухоли.
На основании полученных нами экспериментальных данных можно полагать, что задержка роста опухолей и их рассасывание у многих крыс с привитыми опухолями МОП, происхо¬дящие при лечении чагой, осуществляется путем воздействия чаги на общее функциональное состояние организма. По-видимому, наступающее при этом повышение реактивности организма и тонуса нервной системы, а возможно, и прямое гуморальное влияние чаги на тканевой обмен и трофику приводят к восстановлению нормальной сопротивляемости организма и его физиологических защитных механизмов, направленных на борьбу со злокачественным ростом. Эти функциональные сдвиги и лежат, надо полагать, в основе нормализации жизнедеятельности тканей и органов.